Мой сад (женская история)

Муж плюхнулся на кровать. С удовольствием потянулся. Старые пружины жалобно заскрипели.
Генка у меня парень крупный.
- Ну, что, Светик-семицветик, чувствуешь, себя помещицей? Предлагаю отметить покупку ночевкой в этом доме! - он вскочил, схватил меня в охапку и потащил на высокую пружинную кровать. - Начнем с секса на новом месте. Говорят, это хорошая примета.

Я вывернулась.
- У нас с собой нет ни простыней, ни одеял...
- Да тут все чисто, смотри. Соседка же сказала - Степаныч был человек городской, аккуратный.

О собственном доме мы мечтали еще до свадьбы. Но наскрести кое-какую сумму удалось только лет через шесть. И вот мечта сбылась: небольшой домик в деревне на берегу речушки теперь наш! Хозяин жил один, когда умер, оказалось, что наследникам - дальним племянникам, седьмая вода на киселе, его особняк на две комнатенки не нужен, как не нужен был и сам одинокий старик. Продали за вполне вменяемую цену. Сегодня унылая риелторша (на такой халупе много не заработаешь, потому и улыбочка вянет на корню) вручила нам ключи. На месте нас встретила соседка, еще не старая, разговорчивая женщина. Катерина, со всем своим огромным семейством - пятеро детей, муж где-то на заработках, куры, гуляющие по двору в компании с поросятами, и была единственным близким человеком покойному Андрею Степановичу. Она же и нашла старика мертвым в саду, с лопатой в руке. Соседка провела нас по всему участку. Долго и со вкусом рассказывала о старике, о его саде, о сказочных урожаях, которые дед Степаныч отвозил в город, в интернат для глухонемых детей. Из ее рассказа стало понятно, что старика в деревне уважали.

- Он ведь городской был, Андрей Степаныч-то. Вроде профессор какой-то. На пенсию ушел, и сюда переехал, к природе, значит, на воздух. Хозяйство справное держал, дом в чистоте, даром, что мужик да без женской руки. Наши бабоньки, кто без мужа, поначалу все вокруг старика кудахтали. Но Степаныч со всеми ровно был, ни одну не привечал. Верен жене покойной. Вот, теперь они там, - соседка кивнула вверх, - вместе наконец-то. Поглядите, как в доме хорошо-то: заходи, и живи на здоровье...

Уходя, Катерина вроде еще что-то добавить хотела, но промолчала. Генка все-таки уговорил меня переночевать в новоприобретенном «поместье». Притащил из машины спальники и припасенные для перекуса бутерброды. А чтобы исключить мои доводы против - в два глотка выхлебал банку пива, которое, оказывается, в ту же корзину для пикника припрятал. Кстати, и бутылку шампанского тоже припрятал - за новоселье. На пороге дома вновь нарисовалась Катерина - с гостинцами новоселам. Наливка вишневая, яйца белоснежные, но с прилепившимися местами перышками, пол коровая домашнего хлеба. Уснули мы далеко за полночь - в доме, наполненном ароматами сушеных яблок и трав, голова кружилась, и кровь бурлила в жилах, как в первую брачную ночь...

Проснулась я внезапно. В окно светила луна. Я подошла, чтобы задернуть занавески, и оцепенела: в саду, на который смотрели окна, кто-то ходил. Высокая, чуть сутулая фигура с лопатой смутно мелькала между деревьев. Я вскрикнула. Человек остановился, повернулся ко мне. Лица не разглядеть: то из-за лунного света, то или еще почему, но оно казалось зыбким, расплывалось. Но вот то, что гость помахал мне рукой, - это я точно увидела. Задернула занавески. Меня трясло. Мужа решила не будить - мало ли кто там шастает и что может сделать. А Генка же сразу на «разборку» побежит.

Хотя пришелец выглядел вполне дружелюбным...
Я долго ворочалась с боку на боку, пока сон не сморил. И во сне я снова увидела ночного гостя. Но теперь уже в комнате! Немного и лицо разглядела: старый мужчина приветливо улыбнулся, подошел к полке с книгами, достал с нее толстый блокнот-ежедневник, раскрыл, положил на стол. И... исчез. Утро ворвалось в сон свежим ветерком из открытого окна, щебетом птиц, еще какими-то непривычными для городского уха звуками. Генки рядом не было. Села, свесив ноги - пружинная кровать была высокой.

Я потянулась, почувствовав себя, несмотря на неспокойную ночь, отдохнувшей и вроде даже помолодевшей. Вспомнила ночные видения. Подошла к полке с книгами в гостиной. Ахнула: вот он, блокнот из моего сна!

Дрожащей рукой вытащила находку из плотного ряда, раскрыла. Да это же дневник! Но не обычный, а дневник... сада. Несколько лет, судя по записям, Степаныч скрупулезно описывал, как ухаживать за садом, как проводить обрезку, как подкармливать, как деревья и кусты отзываются на заботу. Иногда и встречались заметки личного характера: «Вчера звонила АЕ. Детям особо понравились джонатаны. Не забыть: привезти больше», «варенье КТ из райских - это нечто. Сироп - слеза, яблоки - мармеладки. Договорились 50/50: она мне варит, а я ей сахар и пол-урожая», «Гигантелла кажется безвкусной. Заменить на ремонтантную»...

С блокнотом под мышкой вышла во двор. Гена болтал с соседкой Катей.
- Катерина, послушайте...
- Тимофеевна я, но лучше просто Катя, — улыбнулась соседка. «Ага... КТ, которая варит варенье - это она», - мелькнула мысль.
- У нас ночью кто-то по саду ходил, - начала я неуверенно: стоит ли об этом говорить?
- Так то Степаныч! - радостно пояснила Катя. - Он часто приходит, за садом смотрит.
- Степаныч? Покойный? - уточнила я.
- И что, что покойный? Пока сад в хорошие руки не попадет, он его не оставит. Вот, гляжу, его записки у тебя в руках. Он показал, где лежат? Конечно, он... Значит, приглянулись вы ему. Знаешь, деточка городская, ангелы-хранители не только у людей есть, они у всего сущего есть. Берегите сад, он вам сторицей отблагодарит. А если, что - Степаныч поможет... hydra onion