После завтрака усаживаемся в экскурсионный автобус

— Доброе утро! Добро пожаловать в Элладу! — приветствует нас темноволосая гречанка, гид. — Меня зовут Хрисула, а водителя — Ставрос. Сегодня у нас в программе знакомство с Пиреем, Акрополем, поездка по Афинам. Пирей — один из крупнейших портов Греции. Переходим шоссе и начинаем восхождение вместе с десятками туристов из разных стран. Слышна английская, немецкая, французская, итальянская, испанская речь. Если обычно ручьи стекают с гор, то здесь ручейки паломников со всего света текут на вершину холма, образуя там людское море. Немногим более десяти лет назад, чтобы как-то приостановить разрушение памятников древности, туристам запретили взбираться на величественные развалины, ходить по ним. Нетрудно представить, что ожидало бы их в будущем: ведь в день Акрополь посещают 7—8 тысяч человек.

На середине подъема остановились, чтобы окинуть взором холм муз, скалу, где, по преданию, покоится прах Сократа, древний Одеон (театр). Его сиденья, расположенные полусферой, вмещают пять с половиной тысяч зрителей.

Спустившись с Акрополя, не сразу находим свой автобус среди десятков экскурсионных. Едем по Афинам. Автобус замедлил ход: впереди движется демонстрация. Водитель спросил у полицейского, молодого парня в белом шлеме, кто бастует. Тот сказал, что текстильщики. Хрисула объяснила: в Греции несколько политических партий, и каждая пишет лозунги определенным цветом. Черной краской пользуются анархисты и... болельщики футбола.

Проезжаем стадион, построенный на фундаментах античного. Здесь впервые прошли возрожденные Олимпийские игры. С 1936 года отсюда доставляют олимпийский огонь в страну очередной Олимпиады.

На следующий день наш маршрут — на полуостров Пелопоннес. Платим за проезд в автобусе 150 драхм туда и 150 обратно. Вдоль дороги стоят часовенки: их устанавливают родственники на месте, где в дорожно-транспортной катастрофе погибли близкие им люди. Часовенки разной формы. Одни — как надгробный памятник. Другие — как скворечник на ножке, а наверху крест. Внутри за стеклом горит лампада, хранится запас оливкового масла. Иногда фотография, текст. Часовенки встречаются часто, порой на 50 метрах штук пять увидишь, бывает на одном месте сразу две.

Въезжаем в город Нафплион, расположенный на берегу залива Арголикос Эгейского моря. Вышли из автобуса, чтобы поснимать крепости — их здесь три. Мои спутники тут же углядели яхту с американским флагом на корме» Название красивое — «Блуждающая звезда». (Кстати, о названиях. Из трех наших яхт две носят греческие имена — богини Ники и героя Троянской битвы Аякса. Названия придуманы и начертаны на бортах яхт, конечно, задолго до того, как возникла идея посетить Грецию.) Экипаж американцев — трое юношей и девушка — пригласили советских коллег осмотреть яхту.

Обедаем в ресторане «Прекрасная Елена». Одноэтажный просторный дом, примечательный тем, что в нем жил великий Генрих Шлиман, археолог-любитель. Вместе с женой гречанкой Софией он вел раскопки в Микенах и обнаружил на местном акрополе древний город. В доме Шли-мана на стенах развешаны фотографии и другие документы, свидетельствующие о подвижнической деятельности этого замечательного человека.

Из автобуса видели гору, напоминающую лежащего Агамемнона. Суеверные греки говорят, что это застыл его дух. Сделав остановку возле города Коринфа, искупались в теплом и мелком Ионическом море. За время нашего похода это четвертое по счету море.

Наступил предпоследний день пребывания в Греции. Утром Петрос отвез капитанов трех яхт в бухту Зея. Яхты заправили питьевой водой и топливом. Починили штурвал «Ники». Для всех игроков ссылка на казино тут доступна на нашем сайте